February 17th, 2020

О времена, о нравы!



Спорили сегодня после работы с одним знакомцем по поводу молодого поколения... Алик чуть ли не с пеной на губах доказывал мне, что такой развращенной и безразличной молодежи никогда не было. Доказать обратное у меня и желания, и времени не было - так, заскочили на кофе по дороге домой. Но Алику (и таким, как он - а, насколько я вижу, из моего поколения таких хватает) я бы напомнил одну цитату:

Они (подростки) сегодня обожают роскошь, у них плохие манеры, и нет никакого уважения к авторитетам.
Они выказывают неуважение к старшим, слоняются без дела и постоянно сплетничают.
Они постоянно спорят с родителями, они постоянно вмешиваются в разговоры и стараются привлечь к себе внимание.
А еще они прожорливы и постоянно третируют учителей".


***

Collapse )
look
  • mi3ch

рабсила



Проект «Бессмертный барак» опубликовал блокадные записки старшего лейтенанта госбезопасности Фёдора Еремеевича Боброва рядом с дневником Тани Савичевой, так как чекист Бобров проживал в Ленинграде на 4–й линии Васильевского острова в доме № 5, а дом Тани Савичевой находился в нескольких метрах через Большой проспект на 2–й линии Васильевского острова в доме № 13/6.

Таня писала, что брат Леонид умер от дистрофии 17 марта 1942 года, дядя Вася — 13 апреля 1942 года, дядя Лёша — 10 мая, а мать — 13 мая.

А чекист Федор Бобров писал 5 апреля 1942 года: «Утром позавтракал неплохо. Днем ходил в управление милиции о сдаче печати и договорился о заказе новой круглой печати. Был дома, истопил печку. Зашел в почтамт, послал мамочке денег 1000 руб. Был у Нади, снес ей белого хлеба кг и 200 грамм муки. Зашел в управление. Вечером получил от Наркомата копченой колбасы… и шпик».

Савичева и Бобров жили в домах напротив, ходили по одной улице и возможно даже видели друг друга. Мужчина нёс в портфеле копчёную колбасу, а у девочки один за другим умирали от голода родные.

Collapse )