May 9th, 2020

Odaiba
  • levik

Как американцев учат о Войне с фашистами?

С 75м Днём Победы вас! Что я могу написать в этот день? Что я вообще знаю о войне? Мой дед прошёл до Берлина, но очень не любил рассказывать про военные годы, ни мне, ни папе. Войну я знал из советских фильмов детства, где наши были заведомо непобедимыми героями, как персонажи сегодняшних фильмов Marvel. Вся современная символика, которой оброс День Победы мне скорее неприятна. Все эти "трофейные" Мерседесы, ленточки круглый год и особенно "можем повторить". Пожалуй самое правдоподобное, что я читал о войне были мемуары Никулина.



А ещё меня учили про войну в школе. В американской. Мне часто приходилось слышать, что американцы рассказывают школьникам, как собственноручно одержали победу над Гитлером, не упоминая участия СССР. Разумеется это чушь. Давайте сегодня посмотрим в американский учебник истории для старших классов. По похожему учился и я более двадцати лет назад.
Collapse )
look
  • mi3ch

память



Я рассказывал, как в XIX веке индейцы, которых самих изгнали с их земли, узнав о картофельном голоде в Ирландии (от которого погибло около четверти всего населения страны), собрали и послали для совершенно незнакомых им людей 170 долларов – совершенно невероятная сумма для нищего племени.

Это было почти двести лет назад. А в этом году беда пришла к индейцам. Территория навахо и хопи стала одним из наиболее пострадавших районов от коронавируса в США. 2474 заболевших и 73 смертельных случая.

И сегодня ирландцы начали собирать деньги для индейцев. Уже собрали около двух с половиной миллионов долларов. Ирландцы помнят, как им помогли почти двести лет назад.

via

Почему День Победы в России - это не "никогда снова", а "можем повторить"

В московском детсаду повесили календарь «с окровавленными детьми ...
Фото из календаря «Мастерхоста». Источник: Андрей Бигильдин/Facebook.
Выставлены в московском детском саду.


Многие чувствуют, что с путинскими Днями Победы что-то не так. Победу заставляют праздновать, как раньше заставляли восхищаться брежневской «Малой Землей», — с каким-то истеричным перебором. И это при том, что младшим ветеранам той войны сегодня уже за 90 лет.

С другой стороны, многие искренне недоумевают, почему замечательный День Победы такие, как я, не рвутся отмечать. «Дмитрий, но разве этот праздник не в память и о ваших дедах?» — пишут мне в социальных сетях

Попробую объяснить причины, по которым я от празднования предпочитаю держаться в стороне.

1. Начну с вопроса про «память о моих дедах». Конечно, государственное апеллирование к общей памяти складывается из частных историй. Но именно это меня и пугает: что государство, к которому я не испытываю ни доверия, ни симпатии, пытается заменить частную историю моей семьи общей и непременно парадной, национализировать ее, как перед этим национализировало «Бессмертный полк». В итоге очень личная, очень трогательная инициатива — вернуть к жизни воевавших родственников — превратилась в бюрократического монстра, служащего исключительно государственной идеологии. Не случайно те ребята, что придумали «Бессмертный полк», больше в его строю не ходят.

А чтобы было понятно, чем частная история отличается от государственной версии, расскажу свою. У меня было два деда. Первый был рядовым, он в самом начале войны попал в немецкий плен. Бежал из него в день рождения бабушки (поймали), в свой день рождения (поймали), но в день рождения мамы побег удался. Остаток войны он провел уже в сталинских лагерях, о войне никогда не говорил и юбилейные медали не надевал. Другой дед был офицером ВЧК-ОГПУ-НКВД, в 1944-м выселял из Крыма татар. Я его почти не знал, но, судя по всему, он был человеком ледяным и жестоким: ради карьеры в органах отрекся от своего отца. Однако после высылки татар, как рассказывала бабушка, он сутки пролежал на диване, с помертвевшим лицом, отвернувшись: видимо, это потрясло и его…

Про этих двух дедов можно написать целый роман, но я хорошо понимаю, что в День Победы нынешнего образца важно только величие страны, а не конкретная судьба. «Ну подумаешь, посидел в лагерях. А не фиг было сдаваться в плен». Так вот, черта лысого — это моя история, мои деды. Могу поступить с ними, как Светлана Аллилуева: не отказываясь от родства, отказаться от наследства. И государству я эту свою историю не отдам. День Победы — день моего частного переживания.

Collapse )