prostopasha1914 (prostopasha1914) wrote,
prostopasha1914
prostopasha1914

Category:

На что Россия способна в космосе? Интервью космонавта Федора Юрчихина, Героя России (часть 2)



Продолжение. Часть 1 - здесь.

Есть проработки НАСА и Boeing над пилотируемым вариантом Х-37, рассчитанным на трех космонавтов,— эдаким мини-шаттлом. У НАСА и Boeing есть и другой проект — пилотируемого транспортного корабля CST-100 Starliner. В декабре прошлого года прошли и его испытания. Правда, состыковаться с МКС ему не удалось, но получилось провести несколько экспериментов на орбите и благополучно спустить аппарат на Землю. В этом году ожидается повтор тестового полета, а за ним — пуск с экипажем на борту. То есть у США на подходе уже несколько кораблей, практически готовых к постоянной эксплуатации. Да еще какие! Я начинал в РКК «Энергия», к его детищу «Союзу» отношусь с теплотой и никогда не соглашусь с теми, кто называет спускаемый аппарат «Союза» «капсулой» — у него есть система управления спуском, он управляем. Но они правы в одном — точность приземления «Союза» не идет ни в какое сравнение с «Драконом»: первому нужны десятки километров «посадочной полосы», второй же садится точно в заданных координатах. Это особенно важно, потому что с каждым годом число безлюдных мест на карте нашей Родины становится все меньше. «Дракон» — уникальный корабль — многоразовый, сохраняющий не только стыковочный узел, но и двигатели. У российских кораблей такого никогда не было («Буран» совершил всего один беспилотный полет)! Да, «Дракон» в разы дороже «Союза», но это — та самая разница, как между «жигулями» и «мерседесом» — в цене, качестве, комфорте и дизайне.

— Будет ли Crew Dragon способен лететь на Луну или Марс?


— Нет. Начать с того, что с околоземной орбиты мы возвращаемся с первой космической скоростью, а от Луны — со второй космической. Значит, нужна, например, иная система теплозащиты, по-другому работает система управления спуском, не говоря уже о том, что сам лунный корабль должен быть больше по размеру. Поэтому американцы и создают Orion — еще один многоцелевой многоразовый корабль, разрабатываемый с середины 2000-х компанией «Локхид Мартин» в рамках программы «Созвездие». В декабре 2014 года Orion совершил первый беспилотный испытательный полет с помощью РН Delta IV Heavy на околоземную орбиту. Полет к Луне с облетом последней откладывается уже пару лет и сейчас запланирован на 2021 год. Иными словами, лет через пять у США будет целый парк пилотируемых кораблей, предназначенных для разных целей и расстояний.

— А что у нас?

— На данный момент у России есть только один пилотируемый корабль — «Союз». Я не согласен с тем, что он устаревший: за последние годы «Союз» прошел серию глубоких модернизаций. Дело не в том, что он уступает новейшим американским разработкам, а в том, что он — единственный. Никакого «Орла» не существует, хотя мы обещаем провести его первый полет в 2023 году. Любой эксперт вам подтвердит, что на создание космического корабля уходит не меньше 5–6 лет, а в реальности — в 2 раза больше. У американцев те же сроки: Маску потребовалось около 10 лет на создание Crew Dragon. И это при том что в его компанию ушло огромное количество профессионалов из НАСА. Маск — вообще не случайность: НАСА и Госдепартамент долго искали организацию, которая возьмет на себя риски. Ведь одно дело, когда госкорпорация проводит неудачные испытания нового аппарата, и совсем другое, если неудача преследует частную компанию. Государство вынуждено разбирать причины и последствия катастрофы месяцами, как это было с шаттлами, останавливая производство, а коммерческая структура может продолжать работу. Это выигрыш времени и денег, этим в том числе объясняется тот факт, почему в гонке между Boeing, у которого больше государственного финансирования, и Маском выигрывает последний. В России все космические структуры де-факто на госзаказах. И ждать чуда не приходится: сроки создания нового корабля будут стандартными — 10 лет. Опуская детали (кто и когда выдавал и утверждал техзадания), констатируем: на сегодня отсутствует утвержденная заказчиком конструкторская документация на производство нового транспортного корабля. И сколько времени уйдет на утверждение этих бумаг, никто не скажет. Ведь даже на сборку «Союза» уходит два года при наличии всей базы — от документов до персонала. И что Россия в этом случае намерена запускать в 2023 году? Габаритно-весовой макет?

— Зато у корабля есть имя...

— Их было даже несколько: «Клипер», «Русь», «Федерация», теперь вот «Орел». Но не «парит наш "Орел"», если перефразировать знаменитую фразу из мультфильма... Его и на бумаге-то нет, а все потому, что то в «Роскосмосе» часто меняется руководство и вслед за ним указания для разработчиков, то в РКК «Энергия», ответственном за разработку корабля, идут смены гендиректоров. И там, и там сменилось по шесть руководителей только в этом веке. С приходом очередного в отрасли сразу же задаются вопросом: а надолго ли? Недавно совет директоров РКК «Энергия» единогласно проголосовал за отставку Николая Севастьянова с поста гендиректора. Как можно что-либо планировать на сколь-нибудь долгий срок, если авторы идеи оказываются не способны отвечать за конечный результат? И вот что интересно: за полгода до этого тот же совет директоров также единогласно проголосовал за кандидатуру Севастьянова на этом посту и все его реформы. Против высказались только двое, и то за пределами совета,— генконструктор Евгений Микрин и первый замгендиректора Сергей Романов. Умение говорить «нет» руководству — ныне почти утраченное в среде российского чиновничества, но в космической отрасли крайне необходимое, даже когда во главе процесса стоит компетентный специалист.


Продолжение в 3-й части...

via




Tags: космические полеты, космос, полеты к Марсу
Subscribe

Posts from This Journal “космические полеты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments